Японцы энергичны. В 2005 году у них было 38% всей мировой гелиогенерации, то есть вместе с Германией — четыре пятых общей. Однако затем рост в этом секторе резко замедлился и, несмотря на возобновление после Фукусимы, ни в коей мере не выглядит достаточным. Почему?

Не будем обращаться к эре Сенгкоку и Камакурскому сёгунату, но, как ни смешно, чтобы прочувствовать ситуацию, придётся вспомнить начало эпохи Мэйдзи. В 1885 году Tokyo Electric Light Co купила электротехническое оборудование в Германии — у Allgemeine Elektricitäts-Gesellschaft. Однако сильные позиции и связи у неё были только в восточной части формально единой страны. Поэтому в западную её просто не пустили. Ведь там уже была Osaka Electric Lamp — со своими казино связями и чиновниками. А она купила технику у General Electrics. Вот так энергосистема Японии обрела смешанный, «евроамериканский» характер: на Востоке ток с тех пор имеет 60 Гц (как в США), а на Западе — 50 Гц, как в Европе. Как вы прекрасно понимаете, в стране, где существует понятие «верноподданнический мятеж», изменить подобную ситуацию невозможно — да никто и не пытался.




Несмотря на супербум в установке фотоэлементов на крышах, совершенно не ясно, что будет, когда электричество после включения АЭС станет некуда девать. А ведь есть ещё крупные гелиоЭС... (Здесь и ниже иллюстрации Asahi Shimbun.)

Нет, теоретически между ними есть три частных преобразователя на 1 ГВт, но правда жизни в том, что для четвёртой в мире энергетики мира это не много. Во время цунами 2011 года в западной части энергосистемы были большие излишки электричества, а толку? В восточной одних АЭС выбило на 9,7 ГВт, какие уж тут преобразователи...

И вот ситуация: в конце 2012-го в стране было 7 ГВт мощностей солнечных батарей (рост в 3,5 раза за пять лет), а в этом году устанавливается ещё 5 ГВт. Однако из-за дороговизны земли в населённых частях фотоэлементы массово размещаются в основном на Хоккайдо. Климат там по японским меркам не для «жёлтого человека». Поэтому плотность населения впятеро с лишним ниже, чем в среднем по Японии. Земля недорогая: рис же не растёт, да и люди жить не хотят, ведь среднегодовая температура всего 8,0 °C, то есть как в каком-нибудь Волгограде, и всего на 1,1 °C выше, чем в Воронеже. Подумать только: самая северная точка острова лишь слегка южнее Парижа — ужас, граница существования разумной жизни...

Именно поэтому Хоккайдо лидирует по электростанциям на фотоэлементах, а будущее видится ещё более солнечным. Но ведь это японская Сибирь (не забыли?), то есть энергии здесь потребляется всего 3%. И перебросить некуда: восточная часть страны не может потребить столько сама, к тому же нет достаточно мощных кабелей: энергосистема разбита на десять районов, контролируемых отдельными компаниями, которые предпочитают придерживаться принципа «мы сами». Куда перебрасывать электроэнергию и как ломать традиции, идущие из XIX века, — загадка. То же и с ветряками.

Ситуация усугубляется тем, что, отчаянно спеша поднять чистоту национальной энергетики, японское правительство сделало для гелиоэлектростанций тариф, равный 43 центам за киловатт-час, — вчетверо выше мировых цен. Естественно, все принялись их строить, а вот с реализацией начались проблемы.

В апреле 2013 года корпорация Hokkaido Electric Power заявила, что ЛЭП, к которой подключены гелиоэлектростанции, сейчас получает от них вчетверо больше, чем может передать. А экспортировать некуда: никто из остальных десяти энергокомпаний (три — 50 Гц, семь — 60 Гц) не хочет делить положенные им части рынка.

Самое плохое в том, что несколько компаний в ближайшее время намерены попробовать вернуть в дело АЭС, и тогда, в условиях фактически феодальной раздробленности, фотоэлементщикам останется искать своего кайсяку и просить его помочь им достойно уйти из жизни. На том же Хоккайдо АЭС «Томари» имеет мощность 2 ГВт, при общей потребности острова в среднем около 3 ГВт. Пока она была выключена, солнечным электростанциям не давали наращивать генерацию, но если её запустят, речь пойдёт не об остановке роста, а о гибели: варьировать мощность АЭС нельзя, от неё придётся забирать 100% генерации, что не оставит места альтернативе.

«Нет смысла работать над генерацией электричества от Солнца, если сеть отказывается забирать её», — констатировал в видеообращении к властям миллиардер Масайоши Сон (Masayoshi Son), глава доминирующей на тамошнем гелиорынке ФПГ Softbank.

Чтобы обойти потенциальную катастрофу, хоккайдаская региональная сеть уже строит за $294 млн крупнейшую в мире накопительную подстанцию, которая сможет хранить 60 МВт (нынешний мировой рекордсмен вдвое слабее). В итоге к 2015 году хоккайдская сеть сможет потреблять на 10% больше солнечной энергии, чем сегодня, — вот только есть опасения, что к тому времени её производство может вырасти намного больше 10%.

Посему тамошнее энергическое ведомство заявило, что «будет продолжать упрашивать бизнес искать иные места для размещения солнечных батарей». То есть не на Хоккайдо.

Бизнесмены в ответ просят пояснить, где именно в Японии есть дешёвая земля и что делать, когда переполнится следующая из десятка изолированных региональных энергосистем.

ЛДПЯ, возглавляемая нынешним премьер-министром Синдзо Абэ, пошла на исторический шаг: к 2018 году политики намерены отделить мощности по транспортировке электроэнергии от генерации. Отлично, говорят деловые люди, но если судить по 2012–2013 годам, солнечная энергетика удвоится уже в середине 2014-го, и куда она будет девать все эти киловатты до реализации реформ?

Не волнуйтесь, успокаивает их парламент: ничего такого не будет. В июне проект отделения линий от генерации был провален депутатами, включая иных представителей ЛДПЯ: региональные операторы успешно доказали, что сегодня они не слабее, чем в эпоху Мейдзи, благо в ту пору парламент вообще ни на что не влиял, а купить абсолютного монарха было довольно сложно.



Раздробленность энергосистемы на десять уделов уже привела к таким необычным решениям, как строительство ГЭС, работающих ещё и как гидроаккумулирующие станции. Увы, рек в Японии мало, а земли под затопление при строительстве ГЭС ещё меньше.

Хироаки Фуджи, заместитель руководителя SB Energy, занятой в гелиосекторе, настроен философски: «Рост солнечной энергетики сам по себе может замедлиться в ближайшие три года. Но Япония всё ещё имеет другие ресурсы, такие как ветер и геотермальная генерация, и я не ожидаю, что возобновляемая энергия в целом резко сожмётся». Ну а мы можем только удивляться: человечество смогло так быстро создать фотоэлементы, что даже не успело дойти до уровня общественной организации, позволяющей такую технологию использовать.

Вам кажется, что такого рода проблема отставания технического прогресса от социального — продукт экзотической японской ментальности? Выгляните в окно. В соответствии с ленинской цитатой, отсталость Японии в этот раз позволяет заглянуть в будущее даже странам с более цивилизованной энергосистемой: да, в каком-нибудь ЕС нет японской раздробленности, но когда доля альтернативной генерации превысит 20–30% по всему блоку, начнутся те же проблемы.
(Источник - compulenta.computerra.ru)