21 апр. 2010 г.

Мнение об инвестициях в проекты чистых технологий в Украине

Зная мой интерес к вопросам инвестирования в альтернативную энергетику, мне прислали текст одной любопытной статьи. Статья написана Вадимом Новиковым – человеком, которого я знаю лично и с которым мы достаточно плотно общались 4 года назад по кремниевой тематике. Вот, что он пишет:

Для того, чтобы ответ на вопрос: «где взять деньги для проекта?» был более конкретным, чем в учебнике по финансам, нужно знать некоторые обстоятельства проекта, например:
1. В какой стране проект осуществляется?
2. В какой экономической обстановке происходит поиск финансирования?
3. К какому сектору (отрасли) экономики относится проект?
4. На какой стадии развития находится проект?
5. Каковы предпочтения владельцев проекта по участию в нем финансирующих организаций?
6. Каков масштаб проекта?

Только с учетом этих конкретных обстоятельств можно решать проблему финансирования. Также с самого начала стоит оговорить, что наше обсуждение относится только к профессиональным источникам финансирования, деньги от благотворителей или от родственников находятся вне нашей темы, так же как и государственные средства.

Начнем по порядку перечисленных вопросов. Страна – Украина. Это означает максимальный финансовый риск (уровень 7, то есть уровень максимального риска по шкале, принятой в европейских компаниях, страхующих кредитные риски за границей). Этот уровень определен совокупностью факторов, таких как политическая нестабильность, дефицитность госбюджета и т.д. и т.п. Практически это означает, что проект в Украине для привлечения финансирования должен быть существенно привлекательнее по сравнению с обычным проектом в любой другой европейской стране.

Экономическая обстановка – финансовый кризис. Это обстоятельство в Украине означает полное отсутствие внутренних долгосрочных финансовых ресурсов. Длина доступного банковского кредитования измеряется месяцами, а типичная потребность инвестиционного проекта измеряется годам, и я не говорю о цене кредита в 20% и выше. Цена уже не имеет значения, так как она относится только к «коротким» деньгам, а «длинных» в Украине нет ни по какой цене.

Сектор – чистые технологии. Это означает, что проект может рассчитывать на особое внимание финансистов, как было, например, с информационными технологиями 10 лет назад. Кроме того, это означает возможность приоритетного доступа к специализированным финансовым источникам, имеющим некоммерческое или не совсем коммерческое назначение.

Стадия развития проекта. Здесь есть общее правило: чем менее развит проект, тем меньше шансов найти для него деньги. Привлечь деньги для разработки новых технологий в Украине, честно скажем, шансов практически нет совсем; деньги на расширение нормально функционирующего бизнеса можно найти с вероятностью 90%. Это относится к чистым технологиям в той же мере, как к новым технологиям в других отраслях.

Участие финансистов в проекте. Упрощенно говоря, речь идет о том, готов ли владелец проекта пускать в бизнес финансиста на правах совладельца, или же видит в нем только кредитора. Если ограничиваться только последним, то это на практике отстраняет от финансирования большую часть источников, каковыми являются инвестиционные фонды.

Масштаб проекта. Опять-таки, упрощенно говоря, чем больше денег требует проект, тем легче их найти. Украинские предприниматели, как правило, представляют ситуацию наоборот и сознательно занижают масштабы своих проектов.

С учетом этих обстоятельств рассмотрим доступные сегодня источники финансирования. Сразу же разделим их на две формы: заемные средства и прямые инвестиции. На практике встречается и промежуточная форма (мезонинное финансирование, от слова «мезонин», то есть антресоль, расположенная между полом и потолком высокого помещения), о которой в данной статье мы говорить не будем.

ЗАЕМНЫЕ СРЕДСТВА

Ситуация с ними в Украине - «хоть плачь»: украинские банки, даже если это «дочки» иностранных банков, сейчас и в ближайшем будущем не смогут давать длинные кредиты по приемлемым ценам (до 10% годовых). В этих условиях реально работают два источника кредитования: (а) международные специализированные институты и (б) механизм связанного кредитования в рамках программ поддержки экспорта, которые существует в большинстве стран, производящих технологическое оборудование.

Специализированные международные финансовые институты (МФИ), которые финансируют проекты в Украине, хорошо известны – это Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) и международная финансовая корпорация (МФК). В 2009 г. к ним добавился еще один институт – Фонд чистых технологий (Clean Technology Fund), который, в отличие от первых двух, не имеет своего административного аппарата. Средства этого фонда могут быть использованы для финансирования проектов уполномоченными на это организациями. В частности, в Украине такими уполномоченными организациями являются ЕБРР и МФК. Информация о ЕБРР и МФК легкодоступна и обильна, поэтому скажу только о некоторых вещах, практически важных для соискателя финансирования.

МФИ очень благосклонно относятся к проектам чистых технологий в любой стране, в том числе и в Украине, но МФИ очень неблагосклонно относятся к крупному украинскому бизнесу в любой сфере, в том числе и в сфере чистых технологий. Причина этого очевидна: МФИ финансируют крупные проекты, но при условии прозрачности и хорошей репутации их владельцев. Они вообще не принимают к рассмотрению проект, принадлежащий какому-то дону Педро в Белизе, происхождение капитала которого покрыто мраком оффшорных джунглей. Так что коррупционное происхождение большей части крупных украинских капиталов — это пока основное препятствие для обращения за финансированием в МФИ. Когда вы читаете в газетах о том, 145 месте в мире, знайте, что это прямо сказывается на доступности и цене финансирования для украинских предприятий.

Как ЕБРР, так и МФК не только не могут финансировать проект целиком, но даже не могут финансировать хотя бы половину проекта. МФК может профинансировать до 25%, а ЕБРР до 35% потребностей проекта, остальные деньги владельцы проекта должны искать в других местах.

Как ЕБРР, так и МФК вкладывают в проект довольно значительные суммы, не менее 10-20млн евро в один проект, а это означает, что весь проект должен иметь стоимость минимум 50-80 млн евро. Для украинского бизнеса, особенно в сфере чистых технологий, это достаточно большие проекты. Сегодня уверенно в этот масштаб попадают ветроэлектростанции и мусороперерабатывающие заводы, и так же уверенно не дотягивают до этого масштаба проекты производства топлива из биомассы или же малые ГЭС.

Как ЕБРР, так и МФК выставляют требования к соотношению заемного и собственного капитала проектов, которое на практике означает, что до обращения к ним за кредитом, нужно иметь собственных средств на сумму не менее 30% стоимости проекта.

Хотя цена кредита в этих организациях сейчас порядка 7-9% годовых, длина – не менее 5 лет, но перечисленных особенностей достаточно, чтобы сделать недоступным их финансирование для большинства украинских проектов. Это понимают в ЕБРР и МФК, поэтому следует ожидать, что появится специальный инструмент для малых и средних проектов. Но пока его нет.

Сложная и долгая бюрократическая процедура и высокие требования к подготовке проектной документации — тоже характерная черта для всех МФИ. На практике это означает необходимость привлечения квалифицированных финансовых консультантов, иначе получится позорное зрелище вроде выступления колхозной самодеятельности на сцене миланской оперы. Сейчас уже нет необходимости для качественной подготовки англоязычной финансовой документации приглашать зарубежных консультантов, достаточно квалифицированных профессионалов уже можно найти в Украине.

Программы поддержки экспорта могут быть использованы для проектов, построенных на импортном оборудовании. Кредит в этом случае дает банк в стране производителя оборудования, иногда это будет специальный государственный банк, но более частый случай – это выдача государственным банком гарантий частному банку, который непосредственно кредитует проект.

По экспортным программам можно получить кредиты значительно меньших размеров, чем кредиты из МФИ, например, объемом $1-2млн, также возможны кредиты в сотни миллионов долларов.

Экспортные кредиты — это связанное финансирование, то есть кредит из Германии можно использовать только для оплаты оборудования, изготовленного в Германии. Правда, есть некоторые ухищрения, позволяющие включить в сумму кредита некоторые затраты, произведенные в Украине, но рамки данной статьи не позволяют описать, как это сделать на практике. В больших проектах редко бывает, что все оборудование произведено в одной стране, в таком случае возникает достаточно сложная, но вы полнимая работа по синдицированию в одном проекте экспортных программ нескольких стран.

Экспортные кредиты гораздо менее требовательны к объему и совсем не требовательны к происхождению собственного капитала владельца проекта. Как правило, объем собственных средств должен быть не менее 15% от суммы кредитуемой поставки оборудования, репутация капитала при этом не анализируется. Экспортные кредиты должны страховаться на случай их невозврата в страну происхождения. Страховой платеж вносится один раз до получения кредита. Он зависит от уровня риска страны (уровень Украины равен 7, как я уже сказал ранее), от категории заемщика и от некоторых менее существенных факторов. Например, в 2009 г. если заемщиком являлось украинское предприятие, то страховой платеж достигал 17% от суммы кредита, а если заемщиком был уполномоченный украинский банк - то примерно 11-12%.

Если кредит вы дается не напрямую, а через украинский банк, то последний добавляет к стоимости кредита 5-6% годовых. Из своей практики могу сказать, что встречал только один прецедент прямого кредитования украинских предприятий — это Экспортный Банк Чехии, банки других стран не выдают кредиты напрямую. С учетом расходов на страхование и на услуги украинского банка цена экспортных кредитов для украинских предприятий в 2009 г. составляла до 12% годовых.

Перекладывание риска возврата кредита на украинский банк означает, что решение о кредитоспособности заемщика, о способе и размере обеспечения возврата возлагается на него же. В связи с этим трудно дать какие-то общие рекомендации, так как таким уполномоченным банком может быть не только Укрэксимбанк, что практикуется чаще всего, но и другие банки, у каждого из которых могут быть свои мнения и методы работы с заемщиком.

С чего начать подготовку финансирования с использованием программ поддержки экспорта? Если проект базируется на оборудовании из одной страны, то наиболее простой шаг — обратиться за кредитом через поставщика оборудования. Большинство из них имеют очень тесные контакты с банками, которые вы дают экспортные кредиты. В более сложном случае нужно использовать услуги финансовых консультантов. Это же рекомендуется делать и в случае, когда через программы поддержки экспорта можно получить лишь незначительную долю необходимого для проекта финансирования и когда возникает необходимость комбинации разных финансовых источников.

ПРЯМОЕ ИНВЕСТИРОВАНИЕ

Необходимо с самого начала понимать, что хотя проценты платить за прямые инвестиции не нужно, но инвестиции - значительно более дорогое финансирование, чем кредиты, особенно по сравнению с кредитами МФИ. Грубо можно оценить, что для украинского бизнеса прямое инвестирование сейчас втрое дороже кредитов МФИ. Применять этот инструмент нужно, если кредитные деньги недоступны или недостаточны, либо в случае нарушения допустимого соотношения собственного и заемного капитала.

Прямое инвестирование можно получить из двух принципиально разных типов источников — от промышленных компаний и от финансовых инвесторов. Как правило, инвестиции от промышленных компаний более дешевы, чем от финансовых организаций, но при этом, опять же, как правило, промышленные компании дают инвестиции на условиях полного контроля над украинским проектом, а финансовые компании чаще всего соглашаются на роль младшего партнера.

Об инвестировании от промышленных компаний я в данной статье говорить не буду, так как в сфере чистых технологий много различных отраслей и много специфических особенностей в каждой из них. Например, десятки западных компаний по переработке бытового мусора пытались работать в Украине, но ни одного заметного успеха не было. Причины этого нужно искать в особенностях нашего коммунального хозяйства, и этот анализ мало нам поможет в понимании инвестирования промышленных компаний в ветроэнергетику или другую отрасль чистых технологий.

Поведение финансовых инвесторов менее зависит от отраслевой специфики, да и сами эти инвесторы только в редких случаях имеют узкую отраслевую специализацию. По отношению к проектам чистых технологий в Украине я бы разбил финансовых инвесторов на два класса: инвесторы, специализированные на технологиях, и инвесторы, специализированные на географическом регионе (Украина, СНГ или, что более часто, группа стран Восточной Европы).

Инвестиционные фонды чистых технологий и подобные им институты, например, семейные офисы и частные инвесторы, ориентированные на чистые технологии, растут сейчас в Европе, как грибы. Мне известно не менее 30 европейских инвесторов такого направления, но опыт общения с ними показывает, что они пока не имеют намерений инвестировать в Украину по причинам, названным выше — высокий риск страны плюс финансовый кризис. Приведу один пример: на инвестиционном форуме в Киеве в мае 2009 г. не было ни одного инвестора, специализированного на чистых технологиях.

Я не хочу сказать, что так будет и в дальнейшем. Принятие в апреле 2009 г.закона, устанавливающего «зеленый тариф» для электроэнергии, произведенной из возобновляемых источников, уже меняет всеобщее негативное отношение финансовых инвесторов к украинскому сектору чистых технологий. Сейчас это проявляется пока на уровне сбора информации и аналитики, но уже эти работы сами по себе дают основание ожидать следующих шагов. Работа с этими инвесторами должна идти постоянно, поддерживать диалог необходимо путем информирования инвесторов о конкретных подготовленных для инвестирования проектах. Здесь нужно обратить внимание, что понимание степени подготовленности проекта у украинских предпринимателей очень сильно отличается от понимания западных инвестиционных менеджеров. К сожалению, описание технологических возможностей и социальных потребностей, которые мне приходится получать в качестве инвестиционных проектов, таковыми не являются. Один из примеров за последний месяц: анализ необходимости реконструкции коммунальных котельных в Украине. Многостраничный документ, из которого совершенно не ясно, как выполнить эту реконструкцию в рамках реальных отношений собственности и реальных механизмов инвестирования.

Региональные инвестиционные фонды гораздо легче убедить пойти в чистые технологии, чем убедить фонды чистых технологий пойти в Украину. И чем дальше, тем это будет проще, такова тенденция общественного развития и финансовой моды, если можно так сказать. Этот процесс был явно виден в 2009 г. по тематике разговоров с менеджерами восточно-европейских фондов.

Как известно, прямые инвестиции — это вложение денег в обмен на получение доли в капитале компании (инвестирование в иных формах, например, в форме совместной деятельности без создания юридического лица, встречаются реже, и мы эти формы в данной статье не рассматриваем). Типичный размер вложений для фондов прямых инвестиций, работающих в Восточной Европе, составляет 10-40 млн евро в один проект, что существенно скромнее вложений фондов, работающих, например, в США. Фондов для мелких инвестиций, порядка 1-3млн евро, очень мало, кроме голландского «Евровенчурс», никого в нашем географическом регионе не припомню. Как правило, инвестфонды приобретают долю в компании в размере от 25% до 50%. Но высокие риски Украины заставляют управляющих инвестфондами иногда идти на установление контроля над портфельными компаниями, что не типично для стран со спокойной экономической и политической жизнью.

В процессе привлечения денег из инвестиционных фондов возникает ряд специфических проблем, из которых рассмотрим только три, которые, с моей точки зрения, имеют наиболее существенное значение.

Первая, психологическая проблема: владельцы украинского бизнеса и менеджеры фонда должны испытывать друг к другу доверие и симпатию, или хотя бы не испытывать антипатии. Им вместе предстоит работать примерно 5 лет в наблюдательном совете или, может даже, в правлении, что требует психологической совместимости. Как говорил мне один коллега, управляющий европейского венчурного фонда, принимая решение об инвестиции в какое-то предприятие, он делает мысленный тест, представляя, смог бы ли он каждый день в течение 5 лет завтракать с владельцем этого предприятия.

Вторая проблема, финансовая: в своем большинстве владельцы украинского бизнеса имеют фантастически завышенное представление о цене собственного предприятия, что не дает возможности договориться с фондом о доле в капитале, передаваемой в обмен на инвестиции. Опять обращаю внимание на вопросы, перечисленные в самом начале. Место и время инвестирования очень сильно (не на проценты, а в разы) меняют цену бизнеса.

Третья проблема — это специфическая проблема выхода из проекта, характерная для инвестиционных фондов. Инвестиционный фонд зарабатывает деньги не на прибыли предприятия, а на росте его стоимости. Поэтому через 4-5 лет после вложения денег он должен их вернуть с прибылью, а для этого он должен продать свою долю в бизнесе, как правило, раза в 2-3 дороже, чем она ему досталась. Для нормального сотрудничества фонда и владельцев предприятия нужно с самого начала определить время и способ выхода фонда из проекта. Наилучший для обеих сторон способ — продажа доли через фондовую биржу — нереалистичен для современного украинского бизнеса, поэтому чаще всего применяется продажа промышленному инвестору, а это потребует согласованных действий обеих сторон.

Вывод: даже очень поверхностный обзор источников финансирования дает представление о том, что для выбора источника или (что чаще) комбинации источников нужно провести анализ всех обстоятельств конкретного проекта. Здесь нет и не может быть универсальных рецептов. Финансирование проектов есть и будет сферой индивидуальных, иногда просто уникальных, решений. Особенно это верно для стран с высокими инвестиционными рисками, каковой является сейчас и будет в обозримом будущем Украина.

Вадим Новиков
Директор по корпоративным финансам
ООО «Мозаик Инвестментс»

Комментариев нет: